Храм свв. первоверх. апп. Петра и Павла, г. Любань

Храм в Любани

Стыдно вспомнить, что еще 10 лет назад он представлял собой руину. Но к своему новому рождению Петропавловский храм восстал во всей красе, и его золотистый шатер вновь сияет над Любанью.
При строительстве магистрали передовая инженерная мысль середины XIX века переплеталась с каторжным трудом сотен тысяч мужиков, многие из которых «гроб обрели здесь себе». Официально работы возглавлял любимец Николая I, граф Петр Андреевич Клейнмихель, все построки которого обходились чрезвычайно дорого и соединялись с бесчеловечным отношением к рабочим. Один из инженеров путей сообщения, Антон Иванович Штукенберг (1815-1887), вспоминал:
«Всем нам граф Петр Андреевич обещал по окончании сооружения дороги, в том числе и себе, — поставить памятник, но, видимо, не хватило материала, все ушло на железную дорогу. В конце-концов ограничились тем, что имена всех строителей вырезаны на мраморной доске, поставленной в церкви, построенной при железной дороге на Любанской станции».
Но сооружение мемориального храма стало возможным лишь после падения крепостного права, при Александре II, когда Министерство путей сообщения возглавил высокообразованный и гуманный специалист инженер-генерал Павел Петрович Мельников. В своем отчете за 1865 год министр, между прочим, упомянул: «Надстроен 2-й этаж пассажирского дома на Любанской станции. Производились работы по устройству церкви при той же станции, с перенесением для того двух казарм на новое место». Интересно, что стихотворение Н. А. Некрасова «Железная дорога» написано в 1864 году — почти одновременно с началом строительства храма в Любани. Поэт увековечил создателей «дороги чугунной» в стихах, автор проекта магистрали, ставший министром, — в камне.
Мог ли Н. А. Некрасов предположить, что его творчество будет использовано для разжигания классовой ненависти, а П. П. Мельников представить себе, что его последняя воля будет нарушена и его прах вынесут из поруганного храма-памятника?

Богослужения в любанской Петропавловской церкви, освященной в 1867 году, продолжались 70 лет. Религиозная жизнь Любани, как и множества других городов и сёл Советского Союза, оборвалась неожиданно и трагически.Многое пришлось испытать храму, как и всему русскому народу.

После 1917 года воинствующие атеисты закрыли церковь. Для клуба помещение однако оказалось маловато, поэтому судьба распорядилась стать храму складом. В подвале хранили картошку, насыпая ее прямо на надгробие П.Мельникова. По воспоминаниям местных жителей, в конце 30-х годов использовалось здание в качестве тира: здесь учили стрелять из винтовки школьников, будущих «ворошиловских стрелков».
В декабре 1937 года настоятель храма протоиерей Петр Ильиногорский и второй священник о. Косьма Евдокимов были расстреляны в Ленинграде. Протоиерей П. Ильиногорский прослужил в Любани всю свою жизнь: он был рукоположен во священника к Петропавловской церкви в 1906 году, а с 6 апреля 1917 года стал её настоятелем.
После казни любанского духовенства церковь была закрыта как «бесхозная» и разграблена, а кладбище при ней с могилами инженеров-путейцев и священнослужителей — разорено. Таким варварством в стране насаждали безбожие.
Вскоре началась война. В конце августа 1941 года в ходе немецкого наступления на Ленинград Любань оказалась в оккупации. На занятой врагом территории остались миллионы мирных граждан. Пережить фашистское иго многим из них помогла вера в Бога: люди стали повсеместно возрождать отнятые у них большевиками храмы. Любанцам пришлось труднее других — Петропавловская церковь получила тяжелые повреждения в ходе боев. Поэтому богослужения в сентябре 1941 года начались в Любани в частном доме. Но уже в 1942 году, несмотря на близость фронта и гнет оккупантов, верующий народ приступил к восстановлению своей святыни. Над центральной частью храма даже пришлось возводить новое деревянное перекрытие.

Нелегкий труд увенчался успехом, и в стенах исторической церкви снова зазвучала молитва. Но когда враг был изгнан из Любани, «родная советская власть» не постеснялась вновь отобрать у верующих то, что они, не спросясь у нее, восстановили своими руками.

В списке ходатайств об открытии приходов по Ленинградской епархии, оставшихся неудовлетворенными в 1948 году, значится и любанская Петропавловская церковь с пометкой: «пригодна для богослужения». Виновником того, что за последующие 40 лет она превратилась в жалкие развалины, оставались коммунистические догмы. С каждым годом становилось яснее, что храм-памятник обречен. В 1954 году останки П.Мельникова перенесли из заброшенного и разрушающегося храма в сквер у вокзала, воздвигли памятник первостроителю. В 1967-м, в год пятидесятилетия советской власти, приглянулся красивый мраморный памятник-надгробие (с могилы третьего по счету начальника Николаевской железной дороги А.А. Серебрякова) председателю Любанского горисполкома — плиту использовали для капсулы с посланием потомкам в 2017 год. Еще одна рана была нанесена комплексу храма…
Мраморная доска с именами инженеров-первостроителей железной дороги исчезла. Долгие годы здание простояло без крыши, в трещинах-расселинах разрослись бурьяном травы, кусты и даже деревья. И непростительная забывчивость неблагодарных потомков запустением воцарилась в церкви — памятнике нашей истории, нашей славы.

Однако на наших глазах совершилось чудо: заброшенные церковные стены оказались прочнее режима. Пришло наконец «время собирать камни»! Создалась приходская община. Управление Октябрьской железной дороги поддержало ее желание возродить храм-памятник.

Начиная с 1989 года ведутся здесь реставрационно-восстановительные работы, в основном финансируемые дорогой. На ее средства воссоздана памятная доска с именами первостроителей. Новый любанский мэр вернул на место надгробие А.Серебрякова. Принято решение о возвращении на прежнее место останков П.Мельникова. Возвращаются в храм некоторые из принадлежащих ему прежде икон. Например, Казанской Божией матери, пролежавшей несколько десятилетий в одной из соседних деревень, в единственном уцелевшем доме. Хозяева убеждены, что именно Богородица спасла их дом.
Еще одна интересная икона изображает местного святого — Макария Римлянина, новгородского чудотворца. В районе Новинки находятся развалины монастыря, основанного Макарием, где покоятся его останки.

Событие, которое 25 января 1999года произошло в Любани, можно назвать историческим. Принадлежащий железной дороге — такой единственный на планете и первый в России — храм Петра и Павла, разоренный в 30-е годы, разрушенный в Великую Отечественную, снял с себя строительные леса и воссиял во всем благолепии, призывая прихожан к молитве.

Слава его создателям: знаменитому архитектору Константину Андреевичу Тону и главному строителю дороги, первому министру железных дорог России Павлу Петровичу Мельникову.
И, конечно же, спасибо нынешнему руководству Октябрьской железной дороги, которое, несмотря на трудные времена, не пожалело средств на реставрацию, на возрождение храма. Положило для себя делом чести возродить традицию, восстановить порушенную святыню. Это дар не только нынешним жителям Любани, но и всем путешествующим по железной дороге. Это память о всех, кто строил дорогу, кто погиб на дороге, память о 79 инженерах-строителях Николаевской, ныне Октябрьской, железной магистрали и память об одном из великих сынов Отечества П. Мельникове.

Церковь состояла на балансе МПС и содержалась на средства начальника Николаевской железной дороги. Церковь явилась памятником, в котором отразилось стремление выразить в архитектуре исторические и духовные традиции народа. Ступенчатость постройки оказалась весьма удачным приемом, позволявшим придать ей ту прихотливость силуэта, которая так нравилась современникам, уставшим от единообразия классицизма. Как и многие храмы России, эта церковь за свой век претерпела лишения и невзгоды и дошла до наших дней в далеко не лучшем состоянии. Были разрушены, звонницы и купала, исчезли колокола и кресты. Практически не поддается роспись и внутренняя отделка храма. В 1930-е годы использовалась она для хозяйственных нужд. Во время Великой Отечественной войны потеряла крышу, стены поросли травой и кустарником. И уже всерьез поговаривали о необходимости ее разобрать, ибо портили эти развалины вид бурно развивающего города. Обращение нашего общества к своим корням, к истокам, возражения духовности и гуманизма сказались и на судьбе этого памятника. Все началось с визита в центральный музей дороги министра путей сообщения Н.Конарева, который прослушал рассказ об истории церкви, о ее сегодняшнем состоянии. Большой знаток биографии П.Мельникова, его научных трудов, благотворительной деятельности доктор технических наук профессор ЛИИЖТа М.Воронин поддержал идею воссоздания памятника- церкви. Нашлись люди пожелавшие восстановить церковь- памятник строителям первой магистральной железной дороги. Организовалась церковная община. В 1987 году пришел в храм отец Евгений Бабинцев. Он обратился в управление Октябрьской железной дороги за помощью. Предложил восстановить сам храм и его статус, как железнодорожного. И дорога своими силами восстановила звонницу, четыре колокола, помогла с отоплением, материалами, оплатила проект реставрации. В 1996 году в два этапа восстановили купол, такой же, какой был при Мельникове, и луковицу. В этом же году в канун праздника Первопрестольных апостолов Петра и Павла луковицу собора украсил и крест.
В течение нескольких лет храм воскресал из руин. Разрабатывали документацию, начинали кладку строители АО «Новая перспектива», а все отделочные работы осуществляли рабочие АООТ СУ-305. Кстати, в большинстве строители все из Тосненского же района. Как тщательно они затирали каждый шов, как переживали, когда их работа шла насмарку — пресловутый грибок плесени очень живуч, ведь столько лет стены мокли от сырости. И все-таки мастерство брало свое. Каменщики, плотники, столяры, кузнецы, резчики — все старались на совесть. Да иначе и быть не могло. Можно ли к святому относиться бездушно?

Восстанавливались и великолепные настенные росписи, иконы в алтаре. Это дело рук художника — иконописца Геннадия Клименкова, который получил благословение патриарха Алексия 2 и расписывал иконы Соловецкого монастыря, Петергофский Петропавловский собор

Не пожалели денег на паникадило. Такому может позавидовать любой столичный храм. А витражные иконы Петра и Павла в притворе, витраж креста в алтаре! Изготовлен шестидесятипудовый колокол на Балтийском морском заводе в Санкт-Петербурге. Построена воскресная школа.
Молебен по торжественному случаю отслужили о. Благочинный Александр, прибывший из Киришей, настоятель церкви о. Евгений и о.Николай, прибывший из Ульяновки.
— Праздничный храм, — сказал о. Благочинный Александр. — Радостный. И он на радость всем жителям Любани, внукам и правнукам нашим, чтобы они могли гордиться Родиной, делами отцов и дедов своих, наследовать православные традиции,сохранять человеческое достоинство на земле. Это не Господу надо, это нам надо, чтобы остаться людьми.

P.S.

Это уникальное, место, такого на железной дороге больше нет. Мельников построил в Любани целый комплекс замечательных сооружении — здание вокзала, паровозного депо, школы, церкви-памятника. Депо, например, до сих нор находится в хорошем рабочем состоянии, железнодорожники не могут нахвалиться его целесообразностью и продуманностью, а ведь построено оно в прошлом веке.

На реставрацию внешнего вида Петропавловской церкви потребовалось вдвое больше времени, чем на ее строительство.

17 сентября, 1999г. состоялась торжественная церемония освящения храма св. апостолов Петра и Павла, ставшего первым в России храмом железнодорожников. Освятил храм и возглавил первую в храме Божественную Литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Любань

Материалы взяты со страницы сайта http://lubancity.narod.ru/hram.htm

Настоятель храма — прот. Евгений Бабинцев.

Адрес: 187050, Ленинградская обл., Тосненский район, г. Любань, Загородное шоссе, д. 1

Просмотры (632)